Особенности вахтового освоения северных территорий

Благодетелева Ольга Михайловна


Старший преподаватель кафедры Градостроительство


Московский архитектурный институт

Развитие территорий Севера и Арктики всегда было сопряжено с ресурсной деятельностью. Так, преобладавшая в этих районах на протяжении многих веков традиционная система хозяйствования основывалась прежде всего на добыче биологических ресурсов. Активная же промышленная экспансия приполярных районов впервые началась на североамериканском континенте лишь во второй половине XIX века. В нашей стране, несмотря на проводимые с XVIII века исследования по изучению и поиску источников минерального сырья, процесс полномасштабного освоения ресурсов Севера начался лишь в середине 1920-х годов, когда для проведения успешной индустриализации СССР было необходимо использование собственных месторождений полезных ископаемых. Изначально, как в России, так и за рубежом, реализация ресурсного потенциала вновь осваиваемой территорий происходила с помощью ее локальной урбанизации. Как правило, рядом с открытыми месторождениями создавались новые однопрофильные стационарные поселения, главным образом ориентированные на добычу, эксплуатацию и в ряде случаев переработку полезных ископаемых. Однако за прошедшие годы произошла эволюция представлений о методах организации ресурсной добычи в необжитых районах с суровым климатом, поскольку реализация данного процесса осложнена рядом факторов и условий, наличие которых зачастую делает освоение либо экономически невыгодным, либо же технически трудновыполнимым.

В первую очередь, свойственные Северу и Арктике природно-климатические условия не только создают трудности для жизнедеятельности человека и функционирования техники, но и предопределяют наличие особых почвенно-геологические процессов – такие как вечная мерзлота, заболоченность и заторфенность территорий. Из-за этого строительство зданий и сооружений на Севере представляет собой крайне сложный технический процесс, а любое вмешательство в слои литосферы вызывает деградацию почвенно-растительного покрова, крайне трудно поддающегося восстановлению. Во-вторых, большинство месторождений на Севере, располагается дисперсно — на большом удалении как друг от друга, так и от сформировавшихся региональных и локальных систем расселения. В результате вновь образуемые северные поселения существуют в виде изолированных анклавов, но при этом они сильно зависят от внешних источников и связей, поскольку в условиях северного климата не способны самообеспечивать себя необходимыми ресурсами. Любые же продовольственные, топливные или другие виды поставок из-за слабо развитых наземных транспортных систем в большинстве случаев могут осуществляться лишь воздушными или водными путями, поэтому становятся крайне дорогостоящими. В-третьих, на Севере существует проблема нехватки людских ресурсов, так как местное население весьма немногочисленно и не всегда обладает необходимой профессиональной квалификацией. Из-за этого трудовой персонал приходится привлекать извне, обеспечивая его самого и его семью необходимыми жилищными и культурно-бытовыми условиями. При этом возникают сложности с трудоустройством вторых членов семей — женщин, трудовая деятельность которых в условиях ресурсной экономики весьма лимитирована. Последней существенной проблемой ресурсного освоения необжитых территорий, с которой сталкиваются не только северные страны, но и другие государства, является сам нестабильный характер промышленного производства. С одной стороны, этот процесс сильно зависит от мировых цен на сырьевые ресурсы, из-за чего объемы добычи могут либо сокращаться, либо увеличиваться, наряду со спросом на рабочую силу. С другой стороны, запасы большинства месторождений весьма ограничены, поэтому после их выработки возникает проблема дальнейшего функционирования созданных для их эксплуатации поселений с отраслевой структурой хозяйства [1].

Все вышеперечисленные факторы указывают на то, что в подобных условиях необходимо создавать иные формы организации расселения, которые бы были гибкими и имели возможность быстро трансформироваться под воздействием внешних условий, не нанося при этом ни экологического, ни социального ущерба местным сообществам [1, 2]. Попыткой решить данную задачу стала идея организации и внедрения вахтовой системы труда при освоении необжитых пространств планеты. Сегодня вахтовый метод применяется в таких отраслях, как нефте- и газодобыча, лесная промышленность, геологоразведка, строительство, а также на железнодорожном транспорте в труднодоступных и малоосвоенных районах Канады, США, России, Норвегии и Австралии.

 Понятие вахтового метода организации труда и социально-экономические аспекты его применения 

Первоначально понятие «вахта» или «вахтенная служба» появилось в морской терминологии для обозначения процесса дежурства на корабле или других судах. Понятие же «вахтовый метод» в русском языке впервые официально было употреблено в государственных документах 1974 г., где оно трактовалось как способ ведения работ, при котором персонал работает на отдаленных от центральных населенных мест «вахтах» — временных поселениях, предназначенных для без семейного проживания [3].  Согласно же действующему в настоящее время определению понятия, под вахтовым методом подразумевают «особую форму осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работника, когда не может быть обеспечено его ежедневное возвращение к постоянному месту жительства» [4]. Вахтовая работа характеризуется наличием регулярно сменяемого персонала, работающего по определенному графику с особым режимом труда и отдыха. Как правило, период работы с расширенным временем рабочего дня и без выходных сменяется таким же по времени периодом отдыха. Доставка персонала до места работы в большинстве случаев организовывается и оплачивается нанимающими компаниями. 

В России принято различать несколько разновидностей вахтового метода – обычный вахтовый метод (или внутрирегиональная вахта) и вахтово-экспедиционный метод (или межрегиональная вахта). Для обычного вахтового метода свойственны короткие внутрирайонные перемещения персонала от места жительства до места работы. При этом работники могут жить либо в базовом городе, откуда ежедневно обеспечивается их доставка до места работы (если это расстояние не превышает 100-120 км.), либо в вахтовом поселке при месторождении, который может быть расположен уже в нескольких сотнях километров от базового города. В этом случае, персонал возвращается в базовый населенный пункт лишь на период отдыха к постоянно проживающим там семьям. Вахта обычно длится 7-10 дней, а рабочая смена от 8 до 12 часов. В случае вахтово-экспедиционного метода персонал или выездные бригады доставляются на место работы из районов или регионов их постоянного места жительства, а расстояние от дома до вахты при этом может доходить до нескольких тысяч километров. Продолжительность таких вахт составляет период от двух недель до трех месяцев, а режим труда и отдыха в рабочее время чередуется по схеме 8/8/8 ч. или 12/12 ч. [5; 6; 7]. Экспедиционный метод работ в основном применяется на начальных этапах хозяйственного освоения территории, как правило геологами, буровиками и строителями. Задействованный персонал при данном методе доставляется к месту работы единожды — в начале сезона, обратно же домой перевозится лишь в конце сезона [8]. 

Сегодня вахтовый метод оценивается как наиболее экономичный и действенный способ организации труда при ресурсном освоении малообжитых районов Земли. Прежде всего, эффект достигается за счет экономии средств на строительство и обслуживание новых стационарных городов, вместо которых создаются легковозводимые вахтовые поселки. Помимо экономии капиталовложений, происходит и значительная экономия времени на организацию условий жизнеобеспечения перед началом эксплуатации месторождений. Гибкая система вахтового труда позволяет при необходимости расширять или сокращать производство, оперативно перераспределять кадры, а также передислоцировать поселок в другое место после выработки ресурса месторождения. Однако, несмотря на высокую экономическую эффективность, вахтовый метод порождает множество социальных проблем. В некоторых случаях он ухудшает жизнь местных сообществ, но основная проблема заключается в негативном воздействии на психологическое и физическое состояние самих работающих вахтовым методом, так как из-за различных факторов их организм постоянно находится в стрессовом состоянии. Прежде всего, на человека в условиях Севера оказывают сильное влияние природно-климатические факторы – морозы и пурги, наличие гнуса, световая периодичность, пониженный уровень кислорода в воздухе и т.д. Для тех, кто работает вахтово-экспедиционным методом состояние еще больше усугубляется из-за постоянной адаптации и реадаптации организма, происходящей во время смены часовых и климатических поясов. Также, из-за повышенной интенсивности труда с удлиненным графиком работ, у вахтовиков возникают физические перегрузки, порождающие усталость и нарушение суточного режима. Кроме того, для вахтовой работы характерны и сильные психоэмоциональные нагрузки, в первую очередь связанные с отрывом от семьи, чувством изоляции и оторванности от мест привычного проживания. Нередко происходят и межличностные стрессовые ситуации, поскольку сосуществование длительное время в одном узком, как правило, мужском коллективе различных возрастных групп и уровня интересов бывает весьма затруднительным [6; 10]. Ко всему прочему, предоставляемые работникам жилищные условия зачастую не соответствуют принятым стандартам качества, что также усугубляет общее психоэмоциональное состояние во время работы вахтовым методом [11, 12]. В конечном итоге все эти факторы приводят к ухудшению здоровья вахтовых работников, появлению частых случаев суицидов с их стороны, а также к разладам в семейных отношениях. Однако, по мнению некоторых исследователей, часть негативного воздействия можно нивелировать с помощью методов градостроительства — при особом подходе к формированию систем расселения и архитектурно-планировочной организации вахтовых поселков [2;11]. 

История становления и развития вахтового метода освоения пространств Севера и Арктики

Понимание о возможности использования рабочих извне пришло в конце 1940-х годов, когда впервые началось не территориальное, а акваториальное освоение нефтегазовых ресурсов. Так, в 1947 г. при разработке месторождения Kermac, расположенного в Мексиканском заливе в 52 милях от ближайшего населенного пункта, связанная с платформой баржа была использована в качестве жилых помещений для рабочего экипажа скважины. Таким образом, персоналу не нужно было ежедневно возвращаться на берег, и они смогли работать по графику 7/7 по 12 часов в день [9]. В начале 1950-х гг. в СССР также стали применять морской вахтенный промысел при разработке месторождения Нефтяные Камни на Каспийском море [8]. Опробованный способ работ стал прообразом и примером современного вахтового освоения, которое стало широко применяться взамен традиционной модели освоения начиная с 1970-х гг. Первый известный за рубежом вахтовый поселок Asbestos Hill появился в 1972 г. в Канадской провинции Квебек, хотя известно, что в СССР вахтовый метод локально использовался уже в 1960-е гг. при промышленной эксплуатации Правдинского, Мамонтовского и Шаимского нефтяных месторождений Тюменской области [13].

Комплексное же изучение проблемы развития вахтовой формы освоения необжитых пространств Севера СССР началось в конце 1960-х гг. во время становления нефтегазового комплекса Западной Сибири. Исследованием данного вопроса занимались научные сотрудники ЛенНИИПградостроительства (Л.К. Панов, С.И. Крестьяшин и др.), ЛенЗНИИЭПа (Т.В. Римская-Корсакова, В.Л. Ружже и др.), а также коллектив московского ГИПРОГОРа, которым было сформулировано три принципиальных варианта расселения с использованием вахтового метода. Первый вариант предусматривал внешнее централизованное расселение, когда обслуживание газоносных районов происходило бы из базового города, расположенного за пределами зоны Севера, а вблизи зоны месторождений создавались бы лишь вахтовые поселки; второй вариант предполагал создание одного или двух базовых городов в пределах зоны освоения и сети вахтовых поселков; третий вариант  строился на основе размещения небольших базовых населенных пунктов и вахтовых поселков при каждой группе месторождений [14]. На практике, при разработке концепции расселения Ямало-Ненецкого автономного округа, был выбран второй вариант так называемого «внутреннего централизованного» расселения, предполагающий возведение одного большого города до 80 тыс. жителей в пределах округа для всех групп месторождений, где бы жили семьи газовиков и нефтяников, а сам персонал доставлялся на работу в вахтовый поселок при месторождении на 2-3 недели, после чего вновь возвращался в базовый город на период отдыха. Считалось, что данный вариант наиболее перспективный, поскольку наличие крупного базового города создает предпосылки для организации обучения и повышения квалификации, в нем лучше происходит удовлетворение культурно-бытовых потребностей, а также возможна организация трудоустройства вторых членов семьи [14]. Однако реализовать модель в том виде в котором она задумалась так и не удалось: в создаваемых вахтовых поселках происходило посемейное расселение, из-за того, что в базовых городах строительство жилья и объектов культурно-бытового обслуживания катастрофически не поспевало за темпами освоения [15].

В связи с активным развитием авиации, к началу 1980-х годов в Советском Союзе и за рубежом широкое распространение стал приобретать вахтово-экспедиционный метод, который позволял привлекать на Север рабочих кадров из разных республик, регионов и областей. Основоположником теории вахтово-экспедиционного метода в СССР стал А.Д. Хайтун, доказавший высокую экономическую эффективность данного метода. Постепенно вахтово-экспедиционная модель окончательно вытеснила преобладавшую до этого практику создания новых городов при месторождениях. Последним возведенным ресурсным городом в условиях малообжитых областей в СССР стал Новый Уренгой (1980г.), в Канаде — Tumbler Ridge (1981г.), а в Австралии — Roxby Downs (1987 г.) [9]. 

В настоящее время, в связи с увеличением уровня добычи ресурсов, вахтовый метод активно развивается, как на Российском Севере, так и за рубежом. Причем сегодня широко используется как внутрирегиональная вахта, так межрегиональный вахтового-экспедиционный метод освоения. Кроме того, в зарубежной практике в последнее время стала появляться еще одна форма размещения вахтовых поселков в системах расселения – в составе территории уже существующих городских образований, однако происходит оно строго по согласованию с местными сообществами. Такое решение позволяет добывающим компаниям экономить на инженерных сетях и элементах обслуживания, за счет использования уже созданной городской инфраструктуры.

Архитектурно-планировочные принципы формирования вахтовых поселков

В тех случаях, когда срок эксплуатации месторождения превышает несколько десятков лет, вахтовые поселки формируется из капитальной зданий и сооружений. Но, как правило, такие поселения представляют собой временную застройку, и классифицируются на высокомобильные (период эксплуатации до 5 лет), мобильные (срок существования 5-10 лет) и стационарные (период существования до 25 лет) [7]. Исходя из этого, их строительство и эксплуатация должны соответствовать принципам рациональности и экономичности. Однако с другой стороны, работающий на протяжении нескольких лет вахтовым методом персонал, проводит до половины времени своей жизни на вахте. В этом случае вахтовые поселки уже перестают быть категорией временного размещения и выступают в качестве второго дома, где предоставляемые условия работы и проживания становятся крайне важными, особенно при наличии экстремального климата [16]. Несмотря на то, что приблизится к привычному качеству среды городских образований в условиях Севера весьма сложно, все же применение особых архитектурно-планировочных решений может способствовать созданию благоприятной средовой обстановки. В конечном счете это будет не только помогать психологической адаптации персонала, но и позволит уменьшить текучесть кадров, а также в какой-то степени повысить производительность труда. 

В 1970 г. в СССР на полуострове Гыдан был построен первый образцовый вахтовый поселок в условиях Крайнего Севера Мессояха. Персонал размещался в двухэтажных щитовых домах-общежитиях, а все обслуживающие учреждения были сосредоточены в едином одноэтажном деревянном здании из бруса [8]. В целом, такое решение мало чем отличалось от застройки обычных небольших поселений на Севере. Однако, спустя несколько лет, принципы и методы организации временных поселков значительно изменились. Так, при формировании жилой застройки вахтового поселка Ямбург на Ямале, происходившей во второй половине 1980-х гг., уже широко применялись здания контейнерного и передвижного типа малой вместимости (до 6-8 чел.), которые могли легко передислоцироваться на другое место. Подобные мобильные жилые модули группировались вокруг зданий общественного назначения, выполнявшихся из металлических сводчатых сборно-разборных конструкций. Использование данного приема позволяло легче ориентироваться в поселке в условиях пурги и полярных ночей.

В настоящее время, как в России, так и за рубежом, временные поселки для рабочих также формируются либо из цельных передвижных блоков или собираются из разборных элементов заводской готовности на месте. Исходя из этого, можно выделить несколько характерных типов застройки зон жилого назначения и культурно-бытового обслуживания вахтовых поселков:

Дисперсное размещение элементов застройки обычно применяется для поселков с краткосрочным срок эксплуатации. В этом случае жилье формируется из готовых мобильных модулей, которые располагают рядами или группами. Элементы обслуживания при этом размещаются в отдельных зданиях; 

Компактное размещение подразумевает сосредоточение жилых и обслуживающих функций в объеме одного здания. Периметральное расположение жилых ячеек позволяет создавать единое центральное ядро общественного пространства, которое может быть решено в виде атриума или открытого двора. Данное планировочное решение подходит для небольших поселков малой вместимости, численность которых составляет около 100 человек; 

Узловая структура застройки образуется в том случае, когда корпуса жилого назначения формируются вокруг центра культурно-бытового обслуживания. Один такой кластер может в себя вмещать приблизительно от 200 до 500 проживающих;

Ветвистая структура представляет собой ряд линейно расположенных жилых элементов, которые связаны между собой единой коммуникацией. Центр обслуживания в этом случае может располагаться либо в конечной точке, либо посередине коммуникационного коридора. Такое решение позволяет вмещать до 1500 проживающих.

При выборе типа застройки особое значение имеет специфика климата, предполагаемая численность персонала, характер производства, а также время существования вахтового поселка. Однако, обобщая отечественный и зарубежный опыт проектирования и строительства вахтовых поселений в условиях Севера, можно сформировать перечень основных принципов их градостроительной организации [2; 7; 11; 16; 17; 18]:

  1. При выборе места расположения вахтового поселка необходимо учитывать локальные особенности ландшафта. Так, при выраженном рельефе следует избегать размещения поселка на северных неинсолируемых склонах, а также в долинах и котловинах, куда стекаются потоки холодного воздуха и скапливаются снегоотложения. При отсутствии же перепадов рельефа поселения желательно располагать за оврагами, поймами или другими снегоаккумулирующими преградами. Относительно месторождения вахтовый поселок лучше планировать с юга или с севера, а не с запада или востока, для того, чтобы избежать прямого попадания солнца в глаза при перемещении на место работы и обратно. Жилые структуры предпочтительно размещать так, чтобы максимально обеспечивать их инсоляцию; 
  2.  При проектировании вахтового поселка следует стремиться к повышенной компактности застройки. В первую очередь это необходимо для того, чтобы уменьшить воздействие тепла и массы зданий на вечномерзлые грунты и хрупкие ландшафты Севера. Также сокращение протяженности сетей позволяет добиваться снижения стоимости строительства и эксплуатации поселений, а применение компактной застройки с широкими корпусами способствует уменьшению теплопотерь зданий;
  3. Так как на разных этапах развития предприятия характер выполняемых задач и численность работающих может варьироваться, то весьма важно создавать гибкую структуру застройки поселка, способную легко трансформироваться под необходимые условия, а в случае необходимости передислоцироваться на другое месторасположение; 
  4. Градостроительные решения вахтовых поселений должны способствовать уменьшению воздействия климатических факторов. Так, средствами застройки или же с помощью специальных инженерных сооружений можно обеспечить защиту поселка от снеговых заносов и ветров. Влияние низких температур рекомендуется компенсировать за счет создания крытых пешеходных галерей между функциональными частями поселения;
  5. В условиях зимней пурги и темноты, а также ввиду удлиненного 12-часового рабочего дня, после которого персонал имеет ограниченное свободное время, важно обеспечивать удобные и короткие связи между функциональными частями поселения, а также легкость ориентации в пространстве. Поэтому композиция застройки должна быть четкая и ясная, но при этом пространство не должно быть монотонным и однообразными для восприятия, поэтому в случае проектирования поселка с численностью персонала более 1500 чел., следует разбивать его структуру на локальные кластеры со своими системами обслуживания;
  6. Эстетический облик поселка, должен способствовать повышению психологического комфорта и адаптации трудящихся. Так, разнообразные цветовые решения зданий (преимущественно теплых тонов) позволят не только лучше ориентироваться в поселке, но и разнообразят монотонность среды в условиях северного ландшафта. Пребывание в открытых пространствах и контакты с природным окружением у вахтовиков весьма ограничены, поэтому этот недостаток важно компенсировать за счет особого подхода к созданию зон общественного назначения поселка, которые должны обладать расширенными функциями и продуманным эстетическим обликом (например, включение зимних садов). 

Оторванность вахтового поселка предопределяет его как самостоятельный населенный пункт, поэтому при его формировании важно продумывать все – от градостроительных решений по планировке и застройке участка, до объемной архитектуры и средового дизайна.

Выводы

Изучение опыта ресурсного освоения малообжитых районов показывает, что данный процесс затруднен экстремальными климатическими условиями, транспортной изолированностью территорий, нехваткой рабочих кадров, а также такими особенностями преобладающей ресурсно-сырьевой модели экономики, как нестабильность рентабельности добычи и ее лимитированный срок осуществления, после истечения которого возникает проблема дальнейшего функционирования созданных моно профильных поселений. В этих условиях необходимо искать иные пути организации процесса ресурсного освоения.  Конечно, выбор метода освоения во многом зависит от характера размещаемых природных ресурсов, климатических особенностей осваиваемой местности, перспектив ее хозяйственного освоения, а также от исторически сложившегося уровня расселения. Однако многими специалистами сегодня доказывается, что дальнейшее образование новых узко профилированных индустриальных городов в условиях районов c суровым климатом не целесообразно [1; 2; 5; 11]. Начиная с 1980-х гг. в Канаде и в Австралии, а в России с 1990-х гг. вахтовый метод стал стандартной, наиболее распространенной практикой освоения ресурсов. В настоящее время, количество вахтового персонала неуклонно растет, и в дальнейшем масштабы использования этого метода могут быть увеличены, так как будущие районы добычи локализованы в удаленных акваториальных и территориальных районах, многие из которых обладают экстремальными климатическими условиями [1; 26; 27]. Однозначно ответить на вопрос устойчиво ли развитие территории при освоении вахтовым методом пока трудно. Этот процесс одновременно может влиять и благотворно, и иметь отрицательные последствия как для местных сообществ, так и для рабочих извне [26].  Однако очевидно, что сегодня необходимо искать новые подходы к освоению пространства, которые бы позволили сочетать эффективность производственных процессов с одной стороны, и создание улучшенных условий для работающих, с другой стороны. Довольно часто вахтовики оценивают свою жизнь как «состоящую из двух половин или двойную» [27]. Постоянный мобильный образ жизни вызывает трудности с самоидентификацией личности, поэтому создание среды с более высоким уровнем комфорта, одновременно способной компенсировать изоляцию и климатический дискомфорт, в данных условиях крайне необходимо. На сегодняшний день происходящие на Севере процессы текучести кадров становятся одной из основных проблем зарубежных и российских работодателей. Поэтому для закрепления постоянных квалифицированных работников столь важно применять особые подходы как к градостроительному обустройству вахтовых поселений, так и к обеспечению их транспортной доступности.