Принципы формирования стратегии градостроительной организации Северных и Арктических территорий России

Е. А. Чайка

 Кафедра «Градостроительство»

Московский архитектурный институт

1. ВВЕДЕНИЕ

Северные территории сегодня становятся местом сосредоточения национальных интересов и международного внимания. Значимость этих территорий невозможно переоценить — это зона стратегических приоритетов, драйвер экономического развития, важнейшая территория с точки зрения обеспечения национальной безопасности, место расположения Северного морского пути (СМП)  и Северного широтного транспортного коридора (СШТК) – логистических магистралей межконтинентального значения, центр сосредоточения ресурсного потенциала, уникальных природных ландшафтов и экосистем, материального и нематериального культурное наследие. Территории российской Арктики – это 18% площади страны, место проживания более 54% населения Мировой Арктики. Кроме того, «в настоящее время Арктическая зона объективно становится важнейшим фактором устойчивого развития Российской Федерации в XXI веке» (Богданов 2018). Острота проблемы пространственной организации возрастает именно сегодня, на фоне интенсификации процессов освоения, старте ряда стратегических федеральных проектов и возведения северной политики в категорию национальных приоритетов. Но стоит отметит, что проекты и стратегии, формируемые для Арктики, должны учитывать существующие проблемы региона, такие как: прогрессирующая убыль населения, недостаточность специализированных кадров, низкий уровень социальной инфраструктуры, проблемы коренных малочисленных народов севера (КМНС), низкая плотность транспортных сетей и местами отсутствующая логистическая связность и экологические проблемы региона. Градостроительная наука, как один из основных инструментов масштабного решения многоуровневых задач, может предложить модель комплексного развития территорий, так как «по своей сути градостроительство является надотраслевой структурой в созидательное деятельности государства, имеющей целью совершенствование пространственной организации страны, включая решения вопросов размещения производительных сил и расселения…» (Есаулов и др. 2014) и сформировать модель ориентированную на долгосрочную перспективу, объединяющую весь спектр междисциплинарных задач и основанную на советском и циркумполярном опыте освоения.

2. СУЩЕСТВУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Исторически сложившаяся система освоения северных пространств как российских, как и зарубежных принципиально имеет две формы: линейное и очаговое. Линейный тип расселения характерен для более ранних периодов освоения и формирует свою структуру вдоль гидрографические сетей, а на более поздних исторических этапах вдоль линий железных и автомобильных дорог. Второй принцип выделяется с момента начала промышленного освоения северных территорий и представляет собой очаговый тип локальной пространственной организации. 

3. СОВЕТСКИЙ ОПЫТ ОСВОЕНИЯ

Принципиальные направления советского периода характеризуются директивным подходом и стремлением к широкому охвату территории, комплексности и формированию системно функционирующих групп поселений.

Одна из моделей освоения была предложена Славиным С.М. (Славин 1982), подход которого формулировал необходимость организации территориально-производственных комплексов (ТПК) и промышленных узлов, создаваемых для решения целевых программ на базе освоения природных ресурсов, расположенных на северных территориях.

Апарин И.Л., Криницкая М.Е. (Апарин 1979) выдвигали стратегию формирования опорно-тыловых баз – производственных комплексов, предполагая возможность разноуровневой реализации, на основе охвата территорий: межрайонные, районные и местные.

Также в этот период была озвучена идея формирования групповых населенных мест (Панов 1972, 1974), призванных структурировать существующую сеть мелких населенных пунктов Севера — создание группы взаимосвязанных поселений различной функциональной направленности и размера, экономически взаимосвязанных, объединенных социальной, культурной, бытовой и инженерной инфраструктурой (Владимиров 2002).

Параллельно с рядом концепциями ТПК, опорно-тыловых баз и группового размещения, населенных мест во второй половине 1960-х гг. начали развиваться идеи внедрения вахтового метода для освоения новых районов Севера (Благодетелева 2017). Исследованием и разработкой этого вопроса активно занимались сотрудники ЛенНИИПградостроительства, ЛенЗНИИЭПа, и московского «Гипрогора».

Позднее, при разработке «Генеральной схемы расселения СССР 1975 г., была выдвинута концепция «интерзональных систем», предполагающая более широкое использование вахтового и вахтово-экспедиционного метода и взаимодействия их с опорными городами, за границами арктической зоны.

Таким образом можно говорить о том, что все концепции освоения советского периода стремились к формированию системной модели пространственной организации и старались «уделять особое внимание наиболее комплексному развитию новых районов» (Коллектив авторов 2010).

4. ОПЫТ ЦИРКУМПОЛЯРНЫХ СТРАН

Страны циркумполярной группы характеризуются не директивным методом освоения Арктических территорий. В зарубежной практике освоение Арктики основывается на создании вахтовых поселков при месторождениях. В то время как задача формирования городской среды за полярным кругом не ставится. Это может объясняться несколькими причинами, в том числе: существенно меньшей площадью территории, исторически сложившемся малым количеством населения, не учетом КМСН – в системе формирования циркумполярных территориальных моделей, малым количеством объектов материального культурного наследия, памятников архитектуры и значимой градостроительной среды.

Среди циркумполярный стран задача освоения Крайнего севера посредством «последовательной и направляемой государством колонизации» не ставится до сих пор. Советский опыт освоения Севера посредством агрессивного проникновения в высокие широты повсеместно признается уникальным. Западные государства на данный момент не рассматривают возможности комплексного освоения, реализуя рынкооринтированный, местами несистемный подход, однако успешно внедряя механизмы социальной поддержки и развивая транспортную инфраструктуру. 

5. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АРКТИЧЕСКОГО РЕГИОНА

Сегодня Арктика имеет глобальное значение для России. Основные положения Стратегии развития Арктической зоны ориентируются на гуманистическую модель развития и заключаются в: повышении качества жизни 2,5 млн граждан, проживающих в Арктической зоне; сбережении населения, человеческого капитала, языков, культурного разнообразия и экологии; развитии экономики, инфраструктура; обеспечении безопасности — защите рубежей, и развитии оборонно-промышленного комплекса и Северного военного флота. Лукин Ю.Ф. формулирует задачи Арктики как: «удовлетворение потребностей глобальной экономики в строгом соблюдении национальных интересов России» (Лукин 2013). 

На основе существующей ситуации и поставленных задачах, анализе накопленного опыта освоения, можно говорить о необходимости планового комплексного развития арктических территорий, так как «корреляция хозяйственного развития с динамикой природных процессов возможна исключительно в плановой экономике. Путь к относительно безопасному ресурсопользованию в районах циркумполярного Севера лежат через интеграцию усилий всех составляющих» (Коллектив авторов 2020). С точки зрения дальнейших перспектив применения существующего опыта можно говорить о том, подходы разработанные в советский период наиболее интересны непосредственно как методы и механизмы пространственной организации, в частности поясность и интерзональность, которые на современном этапе могут быть эффективными, поскольку основные проблемы метода, помешавшие его повсеместному применению (Владимиров 2002) сегодня преодолеваются глобальностью национальных задач и методов регулирования. Циркумполярный опыт в свою очередь наиболее важен с точки зрения применяемых инструментов, внедрения современных социальных программ и инфраструктурных проектов.

6. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ. СИСТЕМА ОПОРНЫХ ПУНКТОВcha_1.tif

Рисунок 1. Принципиальная модель пространственной организации (1 — Северный широтный транспортный коридор; 2 — первый пояс (прибрежная зона); 3 — второй пояс; 4 — третий пояс; 5 — четвертый пояс; элементы системы: 6 — порты СМП; 7 — дополнительные базы и стойбища КМСН; 8 — опорные узлы (ХАБы 1-го порядка); 9 — опорные узлы (ХАБы 2-го порядка); 10 — рокадные (пограничные) узлы; типы связей: 11 — дополнительные внутренние и временные связи; ; 12 — продольные связи; 13 — меридиональные связи. 

Сегодня, ввиду отсутствия единой программы пространственного развития арктических территорий и локального характера региональных программ, необходимо выработать единую концепцию, учитывающую все основные направления развития, такие как: опорные зоны, районы формирования грузовой базы, разрабатываемые и реализуемые инфраструктурные проекты, ХАБы, транспортные узлы, ареалы производственных комплексов, аварийно-спасательные центры и анклавные научные комплексы. ХАБы, узлы и порты в соответствии с существующей программой должны быть модернизированы и сформированы мультимодальные транспортно-логистические ХАБы различных уровней (федерального, регионального и местного значения). На данный момент в процесс реализации реализация уже находится несколько проектов. В том числе: Мурманск –  ТОР «Столица Арктики» на территориях города Мурманска, Кольского и Печенгского районов; «Свободный порт Камчатка» и терминал «Сероглазка» и другие. Основываясь на свыше перечисленных направлениях развития предлагается проектирование единой градостроительной системы, цель которой заключается в формировании мобильной модели и ее элементов, обеспечивающей поступательное развитие региона в среднесрочной и долгосрочной перспективе, повышении уровня жизни, логистической связности и транспортной доступности, сохранении экосистем региона. В основе принципиальной модели система разноуровневых опорных пунктов (рисунок 1). Опорные пункты — компактные градостроительные единицы, сформированные на основе мультимодальных «идеальных моделей», характеризующихся мобильностью внутренней организации. Система основывается на опорных пунктах деверсифицированного уровня и существующих, реконструируемых и формируемых продольных и меридиональных связях. Меридиональные связи обазируются на гидрологической системе – крупных реках (Обь, Енисей, Лена, Яна, Инди- гирка, Колыма, Анабар, Омолон), связывающих побережье Ледовитого океана (порты СМП и СШТК) c основным продольным поясом расселения и логистическими маршрутами: Транссибом и БАМом. Элементы системы разного уровня связаны между собой логистически и функционально, обеспечивая работоспособность системы (рисунок 2). Наращивание связности и формирование регулярной транспортной сети необходимо для решения основных задач региона, так как «реальный вклад Русского Севера в экономику во многом будет определяться масштабами и темпами развития уникальной Арктической транспортной системы» (Богданов 2018).cha_2.tif

Рисунок 2. Принципиальная модель. Пример широтной адаптации.

Градостроительная модель, сочетающая разные типы проживания  на базе поясного подхода нацеленная на формирование комфортной среды, способной успешно реагировать на потенциальные запросы нового времени и минимизацию вреда окружающей среде и экосистемам, за счет преемственности  функционального использования лежащих в основе мультимодальных систем; выбора мест расположения дополнительных опорных баз; транспортных связях, путепроводов и нефтепроводов, и логистических маршрутов в первом поясе, учитывающих все аспекты арктического расселения.

Принципиальная модель также может быть сопряжена с  недавно озвученной программой министра обороны России С. К. Шойгу «строительство новых городов в Сибири». В процессе формирования системы иерархии опорных узлов и диверсификации их функциональной направленности и экономического потенциала, также можно учитывать недавно опубликованное исследование, выполненное специалистами географического факультета МГУ, Высшей школы экономики и Информационно-аналитического центра Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Данное исследование предлагает классификацию населенных пунктов Арктической зоны России на следующие типы: Арктические столицы, Арктические субцентры, населенные пункты субпериферии, населенные пункты привилегированной периферии, населенные пункты «обделенной» периферии, удаленные субрегиональные центры, поселки — изоляты в районах реализации ресурсных проектов и автономные поселки — изоляты.

7. ПРИНЦИПЫ ИНТЕРЗОНАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МОДЕЛИ

Прибрежные опорные пункты – порты, поддерживаются опорными узлами первого и второго порядков, обеспечивают и дополняют функционирование социальной, научной и технической поддержкой. Опорные узлы обеспечивают: снабжение кадрами, за счет профильного образования (средне специальное, повышение квалификации, высшее), дополнительную медицинскую, рекреационную поддержку и организацию зоны потенциального приема жителей после их трудовой выработки в зоне «дальнего» Севера. Такой подход может обеспечить гарантию продолжения трудовой деятельности; альтернативное место проживания; регулярное пополнение предприятий кадрами профильных специальностей и непрерывное повышение уровня образования и трудовых навыков. Такая форма более адаптивна и комфортна с точки зрения медицинских показаний. «Ближняя» Арктика более благоприятна, чем миграции в южные широты (Душкова 2011). Этот принцип способствует формированию мобильного общества (Замятина, Пилясов 2019) и отсутствию «усталости», повышенной эффективности труда и наращивания меридиональной связности региона, что, в свою очередь, повлияет на круглогодичное использование транспортных маршрутов и понижение стоимости товаров и услуг, продовольственной стабильности на территориях «дальней» Арктики.

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

В статье поднимается проблема необходимости  разработки градостроительной стратегии формирования Северных и Арктических территорий, обосновывается выбранный поясный интерзональный подход на основе формирования опорных пунктов разного порядка. «Градостроительные системы призваны пространственно упорядочивать территориальные структуры расселения населения, формировать социальную и инженерную инфраструктуру нового типа» (Шубенков 2018), что в свою очередь в условиях Арктики обеспечит реализацию ряда задач Стратегии. Описанные принципы организации могут использоваться при дальнейшей стратегической и проектной разработке Арктических территорий, проектировании и реконструкции портов СШТК, логистических сетей и других задействованных в хозяйственной деятельности территориях Севера, а также применяться для решения локальных градостроительных задач. Помимо этого, возможно развитие  системы и в долгосрочной перспективе (рисунок 2),  за счет формирования четвертого пояса, связующего северную морскую и южную сухопутную границы России, обеспечивая транспортную проницаемость, вариативность маршрутов системы, и ускорение логистических цепей.

_______________________

1 Стратегия развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности до 2035 года, утверждённая Указом Президента Российской Федерации от 26 октября 2020 г. № 645 https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/74710556/

2 Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры до 2024 года.

3 Территория опережающего (социально-экономического) развития (ТОСЭР или ТОР) – это экономические зоны, создающиеся в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2014 № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Апарин И.Л. Криницкая М.Е. Индустриальная база строительства Северной зоны [Текст] : (Пробл. перспектив, развития и размещения). — Ленинград : Стройиздат. Ленингр. отд-ние, 1979. —  С.152.
  2. Арктика в пространственном развитии Российской Федерации: Проблемы управления: монография : колл. Авт. – СПБ. : ИПЦ СЗИУ РАНХиГС. 2020 – С.380.
  3. Благодетелева О.М. Теоретические поиски и практика формирования систем расселения северных территорий России // АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК УРАЛНИИПРОЕКТ РААСН, 2017. — С. 23-28.
  4. Богданов В.Н., Воронков А.С., Медведев Е.В. и др. Российская Арктика: возможности XXI века. М.: Издательские технологии, 2018. — С. 452. 
  5. Владимиров В. В. Проблемы развития теории расселения в России. М. : Эдиториал УРСС, 2002. 376 с.
  6. Гальцева Н. В., В Стрелецкая А. С., Шарыпово А. О. Моно структурная развития арктических территорий: российский и зарубежный опыт// вестник северо-восточного научного центра ДВО РАН. 2015.№3. — С. 109 -118.
  7. Градостроительная доктрина Российской̆ Федерации / Г.В. Есаулов, И.Г. Лежава, В.Я. Любовный и др.; Рос. академия архитектуры и строит. наук. М.: Эконинформ, 2014. — С. 30. 
  8.  Деятельность государственных организаций по индустриальному освоению Cибири в ХХ – начале XXI вв. Сборник научных трудов Вып. 2. Новосибирск, Сибирское научное издательство. 2010. — С. 230.
  9. Душкова Д.О Экология и здоровье человека: региональные исследования на европейском севере России / Д.О. Душкова, А.В. Евсеев. М.: Географический факультет МГУ, 2011. 192 с.
  10.  Замятина Н.Ю. Российская Арктика: К новому пониманию процессов освоения / Н.Ю.Замятина, А.Н Пилясов. – Москва: Ленанд, 2019. — С. 395.
  11.  Лукин, Ю. Ф. Российская Арктика в изменяющемся мире [Текст] : монография / Ю. Ф. Лукин ; М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. авт. образовательное учреждение высш. проф. образования «Северный (Арктический) федеральный ун-т им. М. В. Ломоносова». — Архангельск : САФУ, 2013. – С. 280.
  12.  Панов Л. К., Семенов С. П., Шимановская З. Ф. и др. Прогнозы расселения и планировки новых городов Крайнего Севера. Л. : Стройиздат, 1974. 200 с.
  13. Панов Л. К., Чарнецкий Г. В. Перспективы развития систем расселения и новых городов Крайнего Севера. М. : Центр науч.-техн. информации по гражданскому строительству и архитектуре, 1972. — С. 20.
  14.  Развитие арктических территорий: опыт, проблемы, перспективы : материалы международной научно-практической конференции / науч.ред. Г.В. Жигунова. Красноярск : Научно-инновационный центр, 2018. — С. 388.
  15.  Славин С. В. Освоение севера Советского Союза / С. В. Славин. — 2-е изд., доп. — М. : Наука, 1982. — С. 207.
  16.  Шубенков М.В. В поиске градостроительных принципов развития северных поселений [Текст] /М. В. Шубенков, О. М. Благодетелева// Градостроительство. – 2015. — №3(37). – С.76 -81.
  17. Чайка Е.А. Формирование опорных пунктов Северного широтного транспортного коридора // Architecture and Modern Information Technologies. 2020. №3 (52). С. 265–276. URL: https://marhi.ru/AMIT/2020/3kvart20/PDF/15_chaika.pdf